Новый судья Трампа: консерваторы рады, либералы негодуют

Набив руку на своем реалити-шоу «Подмастерье», Дональд Трамп умеет нагнетать напряжение и продемонстрировал этот навык в понедельник вечером, когда обратился к американцам из Восточного зала Белого дома и объявил, что назначил в Верховный суд США 53-летнего правоведа Бретта Кавано.

Этой церемонии с нетерпением ждали 12 дней с тех пор, как о своем решении уйти в конце месяца на покой объявил член Верховного суда Энтони Кеннеди, назначенный еще Рейганом.

Поскольку многие американские консерваторы долго не считали Трампа своим и не были уверены в его серьезности, он сделал попытку развеять их тревоги, поручив консервативным «Федералистскому обществу» и фонду «Наследие» заранее составить ему список кандидатов в Верховный суд, сейчас включающий 25 имен.

В последние дни Трамп выбирал между пятью или шестью из них, держа в напряжении миллионы американцев, которые были прикованы в 9 вечера по времени Восточного побережья (01:00 10 июля по Гринвичу) к телевизорам. Как заметил он в своей речи, назначения в члены Верховного суда являются важнейшей функцией американского президента наряду с решением вопросов войны и мира.

Многие американцы с этим согласны. Более 20% опрошенных избирателей заявили в 2016 году, что состав Верховного суда играл решающую роль в их выборе. 56% из них голосовали за Трампа.

Остановив свой выбор на Кавано, Трамп назначил в Верховный суд правоведа, который не устроит многих идеологически, но в его компетентности нет сомнений. Его избранник преподавал в Йеле, Гарварде и Джорджтауне и 12 лет заседает в столичном апелляционном суде, считающемся важнейшим в стране после Верховного.

Кавано — автор более 300 судебных решений, блещущих не только своей аргументацией, но и своим стилем. Он не в восторге от абортов и однополых браков, но не зациклен на этих предметах так, как многие его единомышленники.


«Взяться за матрасы»


Его критики планируют массовую кампанию протеста, которая обойдется в миллионы долларов и еще больше обострит раздирающие Америку противоречия.

Самая влиятельная газета страны — New York Times вынесла в заголовок редакционной статьи страстный призыв: «Демократы! Не сдавайте суды!».

Газета признает, что шансы свалить второго назначенца Трампа в Верховный суд крайне невелики и что в отсутствие какого-то непредвиденного катаклизма он на целое поколение создаст в суде консервативное большинство, но заявляет, что «тем больше резонов у демократов и прогрессистов пойти по примеру «Крестного отца» и взяться за матрасы» (то есть пойти войной на конкурирующую группировку).

Брет Кавано пришел в Белый дом вместе с семьей


Иными словами, состав суда настолько важен для страны, что New York Times, фигурально выражаясь, призывает своих к топору.

«Этот призыв к оружию может прозвучать слишком мелодраматически», — продолжает газета, но заявляет, что это не так: по ее словам, в период, когда конгресс постоянно пробуксовывает, суды играют все возрастающую роль в решении политических вопросов «от миграции до оружия, доступа к избирательной урне или прав трудящихся».

Демократы, чьи эмоции уже почти полмесяца простираются от негодования до отчаяния и паники, скорее всего не в состоянии этому воспрепятствовать. Судьбу этого назначения решит сенат, в котором 51 республиканец и 49 демократов.


Конец обструкции


С прошлого года кандидатуры в Верховный суд утверждаются простым большинством голосов.

Так было не всегда. Долгое время противники какого-то назначенца могли прибегнуть к обструкции. Это парламентский прием, для нейтрализации которого сторонникам данного кандидата нужно было набрать в сенате 60 голосов из 100.

В 2013 году, когда большинство в сенате принадлежало демократам, республиканцы вовсю пользовались обструкцией для саботирования назначенцев нелюбимого ими президента-демократа Барака Обамы. У демократов не хватало голосов для того, чтобы сломать обструкцию, и тогда их вождь в сенате Гарри Рид ее просто отменил, благо для этого голоса у него были.

Назначения федеральных судей (кроме членов Верховного суда) и высокопоставленных чиновников стали утверждаться простым большинством голосов. Некоторые демократы считали отмену обструкции опрометчивой и предупреждали свое руководство, что оно о ней еще пожалеет, поскольку палаты конгресса не вечно остаются в одних и тех же руках. Но кандидаты Обамы начали утверждаться один за другим, и предупреждения эти были гласом вопиющего в пустыне.

Скептики как в воду глядели: уже на следующий год сенат США перешел в руки республиканцев. А в 2016 году скончался главный идеолог консервативного крыла Верховного суда Антонин Скалиа. Республиканцы были в панике, потому что президентом все еще был Обама, который, казалось бы, имел полное право назначить на место Скалии юриста по своему усмотрению.

Члены Верховного суда избираются пожизненно


Так Обама и сделал, назначив судью Меррика Гарланда, вполне уважаемого, но обладающего либеральными наклонностями. У лидера республиканцев в сенате Митча Макконнелла был припасен на это случай свой трюк, прозванный «правилом Байдена» в честь вице-президента при Обаме Джозефа Байдена.

В далеком 1992 году демократ Байден возглавлял юридический комитет сената и заявил, что в год выборов не пропустит ни одного кандидата в Верховный суд, назначенного тогдашним президентом-республиканцем Джорджем Бушем-старшим. Байден был по-своему прав, потому что несколько месяцев спустя Буш проиграл выборы. Если бы он назначил кого-то в Верховный суд, то победителю-демократу Биллу Клинтону достался бы от него консервативный подкидыш.

Правда, назначить кого-то до выборов Бушу случай не представился. Тем не менее «правило Байдена» упоминали в последующие годы неоднократно. Именно на него сослался вождь республиканцев Макконнелл, отказавшись до выборов выставить кандидатуру Гарланда на обсуждение в сенате. Макконнелл играл в опасную игру, потому что, судя по всем опросам, в 2016 году победить должна была Хиллари Клинтон, которая вместо умеренного либерала Гарланда могла посадить в Верховный суд юриста более радикальных взглядов.

Но неожиданно победил Трамп, который назначил в Верховный суд вполне консервативного юриста Нила Горсача. Сенаторы-демократы, считавшие, что, отказавшись даже обсуждать кандидатуру Гарланда, республиканцы просто украли у них место в высшей судебной инстанции страны, прибегли к обструкции, которую Гарри Рид не отменил в 2013 году для кандидатов в Верховный суд.

Но теперь это сделал вместо него Макконнелл, который сослался на прецедент, созданный Ридом. Демократы бурно протестовали, но Горсач был утвержден простым большинством голосов. Оппозиция утешала себя тем, что один консерватор просто сменил в суде другого и расстановка сил там не изменилась.

Другое дело сейчас, когда на место умеренно консервативного Кеннеди, который периодически перебегал на сторону либеральной фракции, назначен правоверный консерватор Кавано.

Это подвинет Верховный суд вправо, и надолго, возможно, на десятилетия. Трамп упомянул в своей речи срок в 40 лет.

У демократов теплится надежда перетянуть на свою сторону хотя бы одного умеренного сенатора-республиканца, в идеале — двух. Республиканец Джон Маккейн болен раком мозга и не обязательно сможет голосовать.

С другой стороны, 10 сенаторов-демократов, которым в ноябре предстоят перевыборы, представляют «красные» (то есть республиканские) штаты, в которых Трамп победил два года назад с перевесом более чем в 10 процентов. В Западной Вирджинии, например, у него был перевес в 42 очка, в Северной Дакоте — в 36, а в Индиане — в 19.

Перед тамошними сенаторами-демократами стоит нелегкий выбор. Если среди их избирателей все еще так много поклонников Трампа, то отказ голосовать за его избранника Кавано может стоить сенатору карьеры. С другой стороны, проголосовав за Кавано, он навлечет на себя гнев прогрессивного крыла своей партии.

Пока сенаторы из «красных штатов», похоже, больше склонны уважать прогрессивное крыло, поскольку они отклонили приглашение Трампа прийти на вечернюю церемонию.


Источник: BBC News Русская служба

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.