Почему харизматы и кальвинисты нужны друг другу

Адам Мабри, старший пастор Aletheia Church в Бостоне (Массачусетс, США) в своей статье для The Gospel Coalition рассказал о том как важно, чтобы дары не разделяли.

Седоволосые, носящие костюмы пресвитерианские адвокаты, как правило, не собирают вокруг себя толпы заинтересованных подростков, а мистер Зет собирал. Каждую неделю мы в большом количестве собирались у него дома. Он кормил нас и позволял нам устраивать балаган в его доме, смотреть кино и играть в баскетбол. Каждое собрание завершалось исследованием Библии. Я познакомился с мистером Зет в школе и был приглашен к нему домой на вот такое изучение Библии. Я приходил к нему на протяжении года. Этот не похожий на наставника человек изучал с нами послание к Ефесянам. Стих за стихом, он объяснял нам эту прекрасную книгу. Его любовь к Библии была заразительной, и я тоже подхватил ее. Я не сразу это понял, но я полностью принял учение о благодати – учение, которому я верен по сей день.

Повзрослев, я всегда возвращался к Посланию к Ефесянам. Как один из протоптанных путей, любимых путешественниками, так Послание к Ефесянам стало моей любимой тропинкой для путешествия, когда я хотел встретиться с превосходным величием Бога. Но для меня было очевидным кое-что, чего я никогда не получил – кое-что, о чем молился Павел. Он молился, чтоб Ефесяне могли познать «безмерное величие могущества Его в нас, верующих» (1:19). И как бы сильно я ни старался, я не получал этого могущества. Всё было не то. Так продолжалось до тех пор, пока я не встретил пастора Джей.

Пастор Джей во многом был похож на мистера Зет. Оба пожилые, оба мудрые, благочестивые, у обоих глубокая любовь к Писанию, у обоих острый ум. Но у пастора Джей были другие дары. Пастор Джей молился за людей, и то, о чем он молился, действительно сбывалось. Пастор Джей разговаривал с людьми и говорил о них то, о чем никто не знал. Когда я познакомился с пастором Джей, я понял, что это были духовные дары. И опять моя жизнь изменилась, и я познал творящего чудеса Бога.

Эти два человека – один реформатор до глубины души, второй могущественный харизмат – олицетворяют два слова, которыми можно описать меня. Я реформистский харизмат. Одной ногой я крепко стою в историческом реформистском мире. Выпускник Реформистской Теологической Семинарии, я сидел у ног профессоров мирового класса, вроде Джона Фрейма. Но другой ногой я стою в другом месте – в мире современного, глобального харизматического движения. Я восхищаюсь их миссионерским рвением во всех южных и восточных областях земного шара, заключающем в себе духовную силу и чудотворную веру. Да, это свободное для овладения место в церковном мире.

После окончания колледжа и свадьбы мы с женой переехали в Эдинбург, Шотландия, чтобы быть частью команды, основывающей новые церкви. В течение пяти лет мы работали бок о бок с потрясающими людьми, и в то время я испытал особую благодарность мистеру Зет и пастору Джей. Я молился за людей, и чудеса совершались. Дух Святой действовал через мои слова, и люди приходили к вере. Я проповедовал Евангелие, украшенное всеми учениями о благодати, и наблюдал, как мои ученики хранят эти учения так же, как и я, когда много лет назад они были представлены мне в доме мистера Зет. Это было оживляющим и освещающим. Потом я переехал в Бостон для организации другой церкви. И опять, микс силы учений о благодати и даров благодати произвел плоды благодати, которые, в конечном итоге, убедили меня: эти миры, реформистский и харизматический, нуждаются друг в друге.

Харизматы нуждаются в учителях

В истории церкви произошли неприятные события, когда люди с дарами учителей были относительно или структурно разделены с теми, у кого имелись «чудотворные» дары. Это разделение никогда не было так очевидно, как в настоящее время. Есть повод для беспокойства, когда пятидесятники/харизматы собираются на свои конференции, читают свои книги, остаются в своих церквях и никогда не покидают свою песочницу. Такая клановость приводит к рождению и взращиванию самых вопиющих ошибок – “евангелие преуспевания” самый очевидный тому пример. Множество раз я слушал своих пятидесятнических/харизматических братьев и думал, если бы только они внимательнее всматривались в Писание, они могли бы избежать этой проблемы. Как заметил один из моих наставников, «Харизматы любят огонь Божественной силы, но иногда мы сжигаем ним кое-что другое».

Как часто отмечалось, харизматический опыт может привести искренних благонамеренных христиан к страшной ошибке. Идея о том, что «Бог всегда хочет только благословлять тебя и сделать твою жизнь великой» – это бессмыслица, поддерживаемая некоторыми наиболее голосистыми, и она уничтожает нашу способность достойно переносить страдания. Движение Слово Веры иногда буквально не отличить от магии. Но именно здесь глубина реформистской любви к Библии может прийти на помощь. В том случае, если бы мы пришли на помощь.

Кальвинисты тоже нуждаются в харизматах

Факт, что харизматы остаются в своей песочнице, относится и к нам, кальвинистам. Я столь благодарен всплеску интереса к реформистской теологии, возникшему в последнее время. Я был реформистом еще до того, как стало модно приходить куда-нибудь в татуировках, в клетчатой рубашке и с бородой, но мне, судя по всему, приятно быть частью этой толпы. Но давайте не будем обманывать самих себя – движение реформистов блекнет в присутствии современного пятидесятнического/харизматического движения (в дальнейшем СПХД). СПХД является самым быстрорастущим религиозным движением в истории человечества. Согласно статистике, в 1900 году было совсем немного таких христиан. На данный момент, их число достигает 700 миллионов (см. «Глобальный пентекостализм» Аллана Андерсона, документ, представленный на теологической конференции в колледже Уитон 3 апреля 2015г.), или включает в себя каждого третьего христианина. Посмотрим в перспективе: это больше, чем число буддистов (около 500 миллионов), иудеев (около 14 миллионов) и всех религиозных течений (около 400 миллионов) в мире. СПХД не угасает. Совсем наоборот.

И они растут не потому, что они все еретики (многие да, с уверенностью, но не все). Они растут, потому что они готовят учеников. То, о чем мы, кальвинисты, много говорим, думаем и учим, – харизматы, кажется, преимущественно делают. Опять воспользуюсь метафорой моего наставника: мы, кальвинисты, сооружаем прекрасный камин, но мы не решаемся зажечь в нем огонь. Нам стоит поучиться у наших братьев-харизматов, если мы с кем-то из них знакомы.

Любовь это слушать, учиться, руководить

Когда я нахожусь в обществе моих друзей из СПХД, я часто слышу о призраке злого, доктринального кальвинистского чистюли, ненавидящего терять людей. А когда я с моими друзьями реформистами, там часто имеет место ритуальное сожжение держащего в руках змей, говорящего языками и занимающегося стяжательством пятидесятнического пугала.

Эта пародия печалит меня и, думаю, Бога тоже.

Если мы серьезно относимся к словам Иисуса, «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», тогда мы, кальвинисты, должны прислушаться к нашим братьям из СПХД. Я не предлагаю пригласить Бенни Хинна проповедовать на конференции. Я просто предлагаю выслушать то, что говорят наши друзья из СПХД, а не опровергать то, чего они не говорят. Любовь это слушание нашего брата, даже если мы с ним не согласны. Мы должны двигаться глубже, чем чьи-то личные блоги, тирады на Фейсбуке или попутные комментарии в социальных сетях. Бог сошел на землю, чтоб быть подобным людям, с которыми Он кардинально не согласен. Нам стоит задуматься над тем, чтоб поступать так же.

Пастор-кальвинист, пригласи своего приятеля-харизмата на обед. Форсируй создание этой маловероятной дружбы. Я признаю, что многие читатели Евангельской коалиции (The Gospel Coalition) не являются континуационистами, и ладно. Но если у вас есть возможность тренировать эти дары в себе, я бы поощрил вас воспользоваться этим. Пятидесятнический служитель, позови своего приятеля-пресвитерианина поиграть в гольф. Возможно, это странно, но к девятой лунке ваша добродушная беседа будет замечательной.

Любовь также подразумевает учиться друг у друга. Вы можете себе представить, сколько доброго могло бы проявиться, если бы харизматы учились экзегетике у таких учителей, как Дон Карсон? Какие бы плоды царства могли родиться, если бы кальвинисты учились практиковать миссионерскую веру у наших коллег из СПХД? Иногда я мечтаю о том, что могло бы произойти, если бы рвение пятидесятников к силе Божьей и рвение кальвинистов к Слову Божьему были объединены для выполнения работы Божьей. Миру нужно увидеть славу Бога.

И это значит, что мы должны принести ее в мир. История западной церкви, в частности со времен реформации, пестрит расколами, распадами и ожесточенными разногласиями из-за разницы в учениях, и не удивительно, что наша культура думает, будто христиане сеют распри. Мы, хранящие учения о благодати, должны в практике принести благодать тем, с кем у нас есть разногласия. И мы можем сделать это, потому что Евангелие показывает нам, что это как раз то, как Христос относился к нам. Мы можем, потому что Дух готов зажечь в нас такую благодать. Мы можем, потому что Бог знает, что выполнение миссии подразумевает нашу совместную работу.

Харизматы и кальвинисты нуждаются друг в друге. Это не значит, что мы должны соглашаться во всем друг с другом. Мы не должны идти на компромисс с нашей совестью, чтоб добиться результатов. И мы не должны жертвовать библейской верностью из-за духовной силы. Мы можем иметь и то, и другое, но, чтобы получить это, нам нужно быть вместе.

Мистер Зет и пастор Джей никогда не встречались, но они могли бы быть хорошими друзьями.

Пожалуй, я их познакомлю.

Перевод: Таня Ковальская для Ieshua.org