Не молчите: преодолевая неловкость рядом со скорбящими людьми

Недавно я беседовала со своей подругой. Мы пытались выяснить, может ли она как-то поговорить с женщиной, с которой не общалась уже много лет, и которая недавно потеряла своего 35-летнего сына. После смерти сына прошло уже некоторое время. Но еще больше времени прошло с момента их последней встречи. Мою подругу пугала возможная неловкость ситуации – вдруг она скажет что-то лишнее, что лишь снова навеет грусть.

Я объяснила ей, что когда кто-то теряет любимого человека, между ним и всеми его знакомыми словно появляется стена. И эта стена никуда не девается, пока боль утраты каким-то образом не будет признана другим человеком. Не обязательно делать что-то особенное, заметное. Не обязательно разговор должен быть долгий. Не играет роли, сколько времени прошло с момента смерти любимого человека. Просто нужно дать человеку понять: “Я знаю, что случилось, и мне очень жаль”. Иногда не обязательно даже что-то говорить – достаточно просто положить руку на плечо, сочувственно сжать ладонь. И барьер будет удален.

Через несколько месяцев после того, как умерла наша дочь, я стояла возле школы в ожидании сына, чтобы забрать его домой, и вдруг увидела женщину, мать девочки, которая родилась чуть раньше Надежды (нашей покойной дочери). Она подошла к моей машине и сказала, что каждый раз, видя меня, чувствовала неловкость – ведь ее дочь жива в отличие от моей. Она не знала, как преодолеть эту неловкость. “Ты только что это сделала. Ты решила эту проблему” – сказала я ей тогда. Простое признание чужой боли удаляет барьер между людьми.

Иногда мы сомневаемся, нужно ли упоминать о смерти любимого человека, если это случилось уже довольно давно. Мы боимся, что лишь зря расстроим человека; что, возможно, трагедия уже осталась в прошлом, и человек больше не хочет об этом говорить. Однако намного более вероятно, что все обстоит как раз наоборот. Если уже прошло какое-то время после смерти, друзья и знакомые, скорее всего, уже перестали вспоминать об этом, а у человека, перенесшего утрату, желание поговорить об этом лишь усиливается. Поэтому смело говорите об этом. Говорите об этом через месяцы и даже через годы. Это – самый настоящий дар огорченного друга. Лучше сказать хоть что-то, чем не сказать ничего.

Чего скорбящие не ожидают от нас?

От вас не требуется сразу давать ответы на те важные вопросы, которые задают себе скорбящие люди. Нужно некоторое время пройти со страдальцем дорогой скорби, и если затем он почувствует ваше желание побыть с ним немного в лабиринте этих сложных вопросов (а не ваше поспешное желание дать упрощенные ответы), то, весьма вероятно, он согласится разделить с вами эту ношу на своем жизненном пути. Вам не обязательно предлагать скорбящему какую-то книгу или рекомендовать того или иного душепопечителя, или лекарство, которое, как вам кажется, ему следует принимать. Не нужно предлагать ему свое видение, как мыслить и что чувствовать, чтобы благополучно пройти долину горькой утраты. Что действительности вам нужно делать – просто быть рядом и как можно меньше говорить. В чем скорбящие больше всего нуждаются – так это не в человеке с большим запасом слов, а в друге, который готов много слушать без осуждения. В друге, которые способен войти в мир их скорби и разделить с ними тяжелую ношу боли.

От вас не ожидается облегчения боли – даже если вам очень хотелось бы научиться это делать. Скорбящие не ожидают услышать от вас что-то такое, что уняло бы их боль. Они просто надеются, что вы сможете разделить с ними эту боль. Реальность такова, что если бы вы даже пришли с идеальными словами утешения (хотя такое вряд ли возможно), это просто не сработало бы. Вы не исцелили бы боль и не решили бы проблемы. Не правда ли, это немного снимает с нас бремя ответственности (не нужно много брать на себя)? Надеюсь, что да.

Не существует в действительности слов, которые могли бы унять сердечную боль. Эта боль продлится некоторое время – и ничего здесь не поделаешь. Поэтому ваши скорбящие друзья не ждут от вас, что вы объясните им причины скорби или скажете что-то новое (о чем они еще не задумывались), или что ваши слова смогут унять их боль. Ваша цель (даже если вы говорите что-то) – войти в боль другого человека и дать ему понять, что он не один.

Что отличает настоящего друга от других людей в момент скорби, так это его желание и смелость побороть чувство неловкости и войти в жизнь скорбящего. Такой друг готов идти рядом и соглашаться (хотя бы некоторое время), что случившееся (утрата, трагедия) является ужасным, необъяснимым и наихудшим происшествием в жизни. Не нужно заставлять скорбящего смотреть на все “с позитивной стороны”. По крайней мере, не сразу. Не нужно убеждать его быть “за все благодарным”. По крайней мере, не сразу. Великий дар для скорбящего – это друг, который, покачивая головой со страдальцем (“как это могло случиться!?”), не старается слишком быстро проходить долину мучительного разочарования из-за факта смерти.

Что скорбящие люди желают услышать больше всего?

Недавно я проводила онлайн-опрос тех, кто пережили трагическую утрату любимого человека. Я спрашивала их, какие слова или действия других людей были для них полезными, важными, и что они хотели бы, чтобы другие знали об их переживании горя. Среди этих ответов (что скорбящие люди хотели бы услышать от других) я выделила две вещи, которые особенно выделяются.

1. Скорбящие люди хотят услышать имя умершего.

Да… Услышать имя дорогого человека, которого они потеряли. Это как бальзам на израненную душу. Как музыка для сердца, утратившего мелодию. Слишком много людей стараются не упоминать в беседе имя умершего, боясь, что это может направить беседу в ненужное русло. Однако если кто-то упоминает имя дорогого вам (умершего) человека в позитивном смысле, это утешает как ничто другое. Не обязательно делать это пафосно и слишком эмоционально. Чем естественней, тем лучше. Вот несколько примеров:

“Я на днях вспоминал, как мы с Бобом делали барбекю. Мне всегда нравилось, как он делает барбекю, и я хотел, чтобы он поделился своим секретом”.

  • “Каждый раз, когда вижу на дороге велосипедиста, вспоминаю про Шерил. Она всегда рассказывала потрясающие истории о своих вело-путешествиях. Теперь очень скучаю о ней”.
  • “Недавно вспоминала Барбару. Задумалась, как выглядит сейчас ее жизнь на небесах. Уверена, что она наслаждается там красотой. Она всегда замечала вокруг красоту”.
  • “Помнишь, какие у Дэвида были кудри? Мне всегда хотелось иметь такие”.
  • “Как жаль, что Тодд сейчас не смотрит этот матч с нами. Интересно, что бы он сказал о судействе этих рефери?”
  • “Когда сегодня утром в церкви дети вышли петь, я сразу почувствовала, что кого-то не хватает. Так грустно, что среди них не было Эллисон”.

2. Скорбящие очень хотят услышать какие-нибудь истории об умерших дорогих людях – какие-то конкретные вещи, важные, запоминающиеся.

Скорбящие люди предпочитают услышать что-то конкретное, а не общие фразы. Им хочется чего-то большего, чем просто слова: “Это был особенный человек”. Они хотят услышать или прочитать о том, как и когда вы на своем опыте убедились, что это был особенный человек. Вместо слов “он всегда приходил на помощь”, они желают услышать конкретную историю о его реальной помощи вам.

Если вы сможете записать воспоминания об умершем, чтобы скорбящий человек мог прочитать их, и сохраните эти записи, такая чуткость и внимание могут стать для него большим подарком. А если этот скорбящий человек активен в соцмедиа, то постинг таких воспоминаний в интернете и приглашение других людей поделиться подобными историями могут стать замечательным способом приобретения новых друзей (и утешения, естественно).

Если вы, преодолев чувство неловкости, станете упоминать имя умершего, скорбящий может расплакаться. Но не думайте, что это вы заставили его плакать. Не нужно извиняться. Вы просто помогли ему излить то, что он в любом случае хотел выплеснуть на поверхность. Вы же были достаточно мужественным, чтобы поговорить о том, о чем другие говорить избегали. Вы оказались хорошим другом для скорбящего.


Голос Истины по материалам The Gospel Coalition