Давид Вилкерсон - Что происходит с церковью, когда проповедующие перестают обличать грех?

Вы, вероятно, знакомы с историей жизни царя Давида и знаете о том единственном случае, когда он вступил в любовную связь с Вирсавией. Последствием этого случая стала беременность Вирсавии. Как только она узнала, что находится в положении, она послала известить Давида, говоря: «я беременна».

Когда Давид узнал об этом, его охватила паника. Его репутация как благочестивого, честного человека была под угрозой. Давид, написавший множество псалмов и духовных гимнов, был Божьим инструментом для утичтожения всех врагов Израиля и служил миру ярким образцом того, что значит глубоко сердцем любить Бога.

Но сейчас, находясь в панике, Давид думал не только о своей собственной репутации, но также и о репутации Господа. Если его грех раскроется, это будет поношением на имя Господне. Предчувствие огромного скандала сильно тревожило его душу, поэтому он задумал план, как скрыть свою связь с Вирсавией. И он начал его осуществлять, послав записку Иоаву, одному из своих военачальников. В записке говорилось: «пришли ко мне Урию Хеттеянина» (2Царств 11:6).

Урия же был мужем Вирсавии и служил пехотинцем в войске Израиля. Видимо, Урия служил в элитном отряде отборных воинов, так как Писание упоминает его имя в списке тридцати семи самых сильных людей Давида (см. 23:39).

Когда Урия прибыл к царю, Давид принял его в своих царских покоях и тут же начал выспрашивать у него подробности о ходе военных действий. Он спрашивал: «как идёт война? И как справляется твой военачальник? Как воюют твои соратники?» Урия, возможно, был удивлён всем этим: «что бы всё это значило? Я же ведь простой пехотинец я не сделал ничего такого, чтобы заслужить к себе столь большое внимание», или же у него могли возникнуть подозрения. Он мог знать о ходивших слухах о любовной связи царя, хотя Писание не говорит нам, было ли это известно среди людей.

Да, действительно, Давид хотел подставить Урию. Царь думал, что его проблема будет решена, если ему удастся хотя бы на одну ночь затянуть Урию в постель к Вирсавии. Тогда Урия мог бы думать, что его жена беременна от него. Давид сказал ему: «ты долго сражался и, должно быть, устал. Почему бы тебе не пойти домой и не отдохнуть сегодня вечером? Я пошлю вслед за тобой царское кушанье, чтобы ты насладился». Но когда Урия ушёл, он не пошёл домой. Наоборот, он спал у ворот царского дома. Когда Давид узнал об этом на следующий день, он снова позвал Урию к себе и спросил его: «почему ты не пошёл к жене твоей вчера вечером?»

Урия ответил: «господин мой Иоав и рабы господина моего пребывают в поле, а я вошёл бы в дом свой и есть и пить и спать со своею женою! Клянусь твоею жизнью и жизнью души твоей, этого я не сделаю» (2 Цар. 11:11). Урия думал не только о себе, но и о своих сослуживцах. Его верность собрала горящие уголья на голову Давида.

Теперь беспокойство Давида ещё более возросло. Он тут же приказал Урии остаться в Иерусалиме ещё на одну ночь. И тогда он пустил в ход другой план. Вечером он пригласит Урию на свой царский обед, будет потчевать его вином до тех пор, пока не напоит допьяна. Когда рассудок Урии затуманится вином, он забудет о своих соратниках и захочет переспать со своей женой.

Можете ли вы представить себе, чтобы этот благочестивый царь, проповедник праведности, мог пытаться напоить одного из преданных ему воинов? А ведь это именно то, что сделал Давид. И план сработал: Урия действительно опьянел. Давид дал указание своим стражникам: «отведите этого человека домой и уложите на постель его». Но опять же, Писание говорит: «Но вечером (Урия) пошёл спать на постель свою с рабами господина своего, а в свой дом не пошёл» (11:13).

Теперь уже беспокойство Давида не знало границ. Он знал, что должен предпринять решительные меры. И он написал письмо Иоаву, приказав ему поставить Урию на передовую самого сильного сражения. И когда враг станет теснить, Иоав должен был оттянуть назад все свои отряды, кроме отряда Урии. Короче говоря, Давид хотел, чтобы Урия был убит.

Давид вручил Урии запечатанное письмо, дав указание передать его Иоаву. Верный Урия даже не догадывался о том, что его главнокомандующий только что вручил ему смертный приговор. Когда Иоав прочёл письмо, он сразу понял замысел Давида. Тем не менее, в любом случае он должен был подчиниться приказу царя и выполнил его. Он послал Урию фактически на самоубийство. И, как и задумывал Давид, воин этот был убит в бою.

Трудно представить себе, чтобы благочестивый и праведный человек, такой как Давид, мог впасть в такой ужасный грех. Даже сегодня, когда в новостях только и слышишь об изнасиловании, преступности и убийствах, история с Давидом рассматривается как из ряда вон выходящий случай ужасного падения, какое когда-либо случалось с военачальниками, да и вообще с руководителями. А почему? Да потому, что такое случилось с человеком Божьим, тем, кто любил праведность и стремился к ней.

Вы, должно быть, помните, что произошло дальше: Вирсавия оплакивала смерть своего мужа семь дней, как было положено по закону. После того Давид ввёл её во дворец, где она пополнила собой его гарем из жён (их у него на тот момент было уже пять). Со временем Вирсавия родила Давиду ребёнка. И целый год после убийства Урии Давид не показывал никаких признаков покаяния за свои поступки. Он даже оправдывался за смерть Урии перед Иоавом, говоря, что Урия умер потому, что, видите ли, такова судьба всех воюющих: «ибо меч поядает иногда того, иногда сего» (11:25).

Давид мог легко относиться к своему греху, но Бог не мог. Писание говорит: «и было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа» (2 Цар. 11:27).

Благодарение Богу, у Давида был священник, который не боялся человеков.

Пророк Нафан был пастором Давида. И это был священник, который не боялся обличать грех своей паствы, включая грех самого царя. Я вижу в Нафане одного из тех пастырей Божиих, которые оплакивают грех в своей пастве. Он, похоже, очень сильно скорбел по поводу того, что Давид, на которого все смотрели как на праведного и благочестивого, скрывал грех.

Нафан знал всё, что натворил Давид, так как Дух Святой открыл ему это. Так называемый «праведный» царь нарушил три святые заповеди: он возжелал жены другого и похитил её у него. Он совершил с ней грех прелюбодеяния; и он совершил убийство, чтобы всё это покрыть. Как Нафан повёл себя в этой ситуации? Как этот проповедник святости обличал того, кто покрывал ужасный грех?

Многие молодые служители задавали мне подобные вопросы: «как мне справиться с грехом в моей церкви? Столько много супружеских пар находятся в процессе развода, а другие живут в прелюбодеянии. Я знаю, что на мне лежит ответственность проповедовать им Божию святость. Но, с другой стороны, я совсем не хочу выгонять кого бы то ни было из церкви».

Мой ответ этим молодым проповедникам всегда один: «ваша церковь будет прислушиваться ко всему, о чём вы говорите, если вы будете говорить это сквозь слёзы. Вы не должны бить вашей проповедью им по головам. Они должны видеть, что сердце ваше сокрушено из-за них. Постарайтесь привести их к покаянию, проповедуя им Божию милость. Да, Слово Божие – меч обоюдоострый. Но вы должны держать его в бархатных перчатках».

Конечно же, не каждый проповедник ведёт себя таким образом. Я регулярно получаю письма от христиан, которые пишут: «вам нужно послушать, как такой-то пастор проповедует, как он обрушивается на грех». Однако кассеты с проповедями этих проповедников не представляют собой ничего, кроме гневных тирад против, по сути, внешних вещей. Их слова редко говорят о Божьей милости или благодати. Напротив, они возлагают непосильные бремена на своих овец, не желая даже пальцем шевельнуть, чтобы как-то облегчить им их бремя.

Я верю, что Нафан даёт нам удивительный пример того, как благочестивый служитель должен обличать грех. Он не врывался, как буря, в присутствие Давида, размахивая руками и гремя голосом. Он не тыкал костлявым пальцем в грудь Давида, со злорадством крича: «ты виновен!» Нет, он передал Божие страшное, изобличающее грех слово с великой мудростью, убедительностью и любовью; и облёк он это в форму притчи.

Нафан сказал Давиду: «у бедного не было ничего, кроме одной маленькой овечки. Она выросла у него вместе с детьми его; от хлеба его она ела, и из его чаши пила, и на груди у него спала, и была для него, как дочь. У бедного был сосед, очень богатый человек, у которого было множество стад. Однажды к богатому человеку пришёл странник. Когда наступило время обеда, он послал своего слугу заколоть овцу, однако сказал ему не брать овцы из его собственных больших стад, но вместо того украсть овцу у своего соседа, убить её и приготовить для этого человека, который пришёл к нему».

Когда Давид услышал это, он буквально вскипел от гнева. Он сказал Нафану: «этот богатый человек должен умереть!» «Жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это; и за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания» (2 Цар. 12:5-6).

В этот момент у Нафана, должно быть, выступили слёзы на глазах. С дрожью в голосе он сказал Давиду: «ты – тот человек… ты презрел повеление Господа… Урию Хеттеянина ты поразил мечом; жену его взял себе в жену, а его ты убил мечом Аммонитян» (12:7,9).

Нафан говорил этим ему: «Давид, неужели ты не понимаешь? Я рассказываю тебе твою жизнь. У тебя было пять жён, но ты украл единственную жену у другого. Ты был безжалостен к нему. Ты послал его на войну фактически на смерть, чтобы завладеть его овцой. Ты стал прелюбодеем, убийцей, вором. Ты легкомысленно отнёсся к Божьему Слову». Нафан вскрыл каждую деталь греха Давида, но сделал он это не в ярости гнева. Наоборот, он сказал всё это царю в простоте: «и сказал Нафан Давиду» (12:7).

Именно в этот момент всё это коснулось Давида, и он сокрушился. Когда мы читаем писания Давида, относящиеся к этому времени, мы видим в них плач сокрушённого сердца: «кости мои сокрушены. Я не могу спать. Каждую ночь я омываю слезами постель мою». Дух Святой преследовал Давида, говорил к его сердцу, призывая его к покаянию. Он не мог скрыться от Божьего милостивого преследования.

Когда я читал и снова перечитывал эту историю, Дух Святой не давал мне читать дальше до тех пор, пока Он не показал мне одну великую истину.

Тщательно изучив этот отрывок Писания, я начал взывать к Богу: «о, Господи! Будешь ли Ты столь милостив к нам, как Ты был милостив к Давиду? Пошлёшь ли Ты и нам мощное, обличающее грех слово, какое Ты послал ему? Прошу Тебя, Боже, если мы когда-нибудь отступим, дай нам обличение благочестивого пророка, который не боится обличать грех».

Я считаю, что один из величайших милостивых даров Бога Его церкви – это Его верные служители, которые с любовью обличают нас в наших грехах. Я благодарю Бога за таких «Нафанов-проповедников», людей, которые не боятся обидеть епископов, дьяконов или богатых членов церкви. Они бесстрашно говорят истину любому, обличая грехи с милостью и любовью.

Конечно же, далеко не всякий желает такого обличения. Некоторые из наших подписчиков пишут: «я не люблю ваши письма. Всякий раз, когда я их читаю, я чувствую себя как не в своей тарелке. Они слишком удручают. Я не могу служить такому Богу, как ваш, Который всё время шарит в моей душе и вечно обличает что-нибудь. Вам следует как-то смягчить ваши послания. Я просто не могу их читать».

Я согласен, что, как любящий пастырь, я должен обращать внимание на тон моих речей, но я не могу извиняться за то, что проповедую истину, которая обличает. Я спрашиваю вас, что происходит с церковью, когда пастора больше не показывают людям их грехи? Чем бы кончил Давид, если бы у него не оказалось Нафана, который показал ему его грех?

Вы должны понимать, что Нафан очень чётко знал, что могущественный царь мог убить его в любую минуту. Ему доводилось видеть неоднократно, как Давид «срывался», воспламеняясь гневом. Ну так почему бы Нафану не сказать себе: «я просто буду Давиду другом. Я буду молиться о нём и буду при нём, чтобы быть рядом, когда он будет во мне нуждаться. Я буду доверять Духу Святому, что Он обличит его». И что бы тогда произошло?

Я думаю, что без обличительного слова Нафана Давид подпал бы под самое суровое осуждение, которое когда-либо знало человечество.

Наихудший суд для человека, – это когда Бог предаёт человека его излюбленному греху и прекращает всякую работу Духа Святого в его жизни. Тем не менее, именно это и происходит сейчас со многими христианами. Они предпочитают слушать только мягкие, потакающие плоти проповеди. Там, где нет обличающего Слова, не может быть и печали ради Бога о грехе. А где нет печали ради Бога о грехе, там не может быть покаяния, а где нет покаяния, там есть только ожесточение сердца.

Апостол Павел писал коринфской церкви: «Теперь я радуюсь не потому, что вы опечалились, но что вы опечалились к покаянию; ибо опечалились ради Бога… Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние» (2 Кор. 7:9-10). Павел сказал, что открытое обличение им греха Коринфян произвело в них печаль ради Бога, которое привело к покаянию. В свою очередь, покаяние возбудило в них ненависть ко греху, благоговейный страх перед Богом и желание жить праведно. Однако этого ничего не произошло бы, если бы он не проповедовал острое, проникновенное, обличающее слово.

То, ради чего Павел был столь строг в слове, обращённом к Коринфянам, заключалось в следующем: «чтобы вам открылось попечение наше о вас пред Богом» (7:12). Другими словами: «у меня не было намерения расстроить вас или осудить. Я изобличил перед вами ваш грех, что-бы вы увидели, как сильно я вас люблю и забочусь о вас. Когда Дух Святой стучит в ваше сердце, иногда стук этот бывает очень громким, и кажется, будто Он не стучит, а буквально колотит в дверь вашего сердца, через это проявляя Свою сильную любовь к вам».

Без такого слова Давид наверняка подпал бы под страшное осуждение. Он уже целый год занимался какими-то своими делами, ни разу за это время так и не вспомнив о том, что он сделал. За всё это время он не услышал ни слова обличения или наставления, а это значит, что с каждым днём память о содеянном им грехе всё легче и легче было вытеснить из сознания. Более того, его войско продолжало одерживать великие победы. На первый взгляд, всё для него складывалось хорошо. И всё же я уверен, что Давиду трудно было спать ночами. Он, вероятно, каждый день просыпался с ощущением того, что что-то, какая-то чёрная туча, довлеет над ним. Дело в том, что никто, знающий Господа близко, не может чувствовать себя спокойно, живя во грехе.

Позвольте мне привести вам пример: однажды я консультировал одного дорогого брата-христианина, которого я подозревал в связи на стороне. Когда я спросил его об этом, он решительно всё отрицал. Затем, месяц спустя, он попросил меня встретиться с ним поздно вечером. Когда я встретился с ним, он плакал и сокрушался. Он признался: «пастор, я уже много недель живу как в аду. Я солгал вам и Богу. Я действительно жил в прелюбодеянии. Я заново переслушал каждую проповедь, которую вы произнесли с кафедры, все ваши слова предупреждения. И не обращать внимание на Слово Божие я уже не смог». Дух Святой постоянно напоминал этому человеку все те обличающие грех проповеди и места из них, которые он слышал, и он был приведён к покаянию напоминанием того проповеданного ему Слова.

Теперь позвольте мне привести вам другой пример. Одна сестра во Христе написала мне: «брат Давид, я состою в браке с моим мужем уже двадцать лет. Я люблю его, но сейчас я, вероятно, буду вынуждена уйти от него, даже несмотря на то, что я не хочу этого. Я не могу никак понять, почему у этого человека Божьего, который ходит со мной регулярно в церковь, стал так быстро изменяться характер, причём в худшую сторону. Он стал нечестен со мной, и между нами выросла стена. Вскоре он отдалился от всей нашей семьи. Моей вины в этом я не вижу. Я молилась и делала всё возможное, чтобы попытаться понять, почему он начал так деградировать. Затем я обнаружила, почему: он был на крючке порнографии с тех пор, как мы поженились, и даже ещё раньше. Он всё ещё продолжает считать себя христианином и ходить со мной в церковь, отказываясь при этом порвать с этим пристрастием».

Этот человек скоро может потерять свою семью и близких. Он претендует на то, что является возрождённым и стоит на пути к небу. Думаете ли вы, что он нуждается в слове ободрения и поддержки? Думаете ли вы, что ему нужно услышать от какого-то проповедника слова: «всё в порядке, Иисус любит тебя»? Да ни в коем случае! Ему нужен Нафан, кто-нибудь, кто скажет ему: «ты виновен!» Он нуждается в пробуждении, чтобы огонь Духа Святого горел под его ногами. В противном случае он будет предан своему греху и в конечном счёте погибнет.

Если бы не Нафан, не его острое, пророческое слово, Давид кончил бы как Саул: духовно мёртвым, лишённым водительства Духа Святого, утратившим всякую связь с Богом.

Когда Давид слушал слово, произносимое Нафаном с любовью, но от того не менее колющее, он вспоминал прежнее время, когда его предшественника тоже предупреждал пророк. Давид знал всё, о чём Самуил предупреждал царя Саула. И он знал о том почти равнодушном признании во грехе, которое совершил Саул, сказав: «я согрешил» (я не думаю, что у Саула это был крик души, как у Давида, который вопиял: «я согрешил против Господа!»)

Давид имел возможность видеть непосредственно те губительные перемены, которые произошли с Саулом. Когда-то благочестивый, водимый Духом царь постоянно отвергал обличительные слова Духа Святого, произносившиеся к нему через святого пророка. Вскоре Саул встал на путь своеволия, ожесточения сердца и непокорности. В конце концов Дух Святой отошёл от него: «за то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царём» (1 Царств 15:23). Саул кончил тем, что обратился за водительством к ведьме. Он признался ей: «Бог отступил от меня и более не отвечает мне ни чрез пророков, ни во сне; потому я вызвал тебя, чтобы ты научил меня, что мне делать» (28:15).

Давид вспомнил всё безумие, отчаяние и страх, окружавшие этого человека, который отверг Божье Слово. Внезапно осознание одной истины пронзило его сердце: «у Бога нет лицеприятия. Я согрешил так же, как Саул. И теперь вот ещё один пророк ещё раз говорит мне Божье Слово, как когда-то Самуил говорил Саулу. О, Господь, я согрешил против Тебя! Прошу Тебя, не отними Твоего Святого Духа от меня, как Ты отнял от Саула».

Давид писал: «беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал… омой меня… Сердце чистое сотвори во мне… Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня» (Пс. 50:5-13).

Один толкователь выдвигает версию, что несмотря на покаяние, Давид так никогда и не оправился от своего падения. В доказательство этого тезиса он указывает на то, что Библия говорит очень мало о каких-либо победах, одержанных Давидом после этих событий. Он предполагает, что, скорее всего, слава Давида постепенно угасла, он отошёл в тень, и больше о нём не было слышно до самой смерти.

Да, это правда, что Давид заплатил очень суровыми последствиями за свой грех. Он фактически предсказал суд, какой совершится над ним. Он сказал Нафану, что тот богатый человек, что украл овцу бедняка, должен возместить ему вчетверо. Именно это и произошло в жизни Давида: ребёнок, которого родила Вирсавия, умер через несколько дней, а трое других сыновей Давида, – Аммон, Авессалом и Адония, – умерли трагически и преждевременно. Таким образом, Давид действительно заплатил за свой грех, причём четырьмя своими «овцами».

И всё же Библия ясно показывает нам, что всегда, когда мы возвращаемся к Господу в подлинном, сердечном покаянии, Бог отвечает тем, что посылает в нашу душу полное успокоение и примирение. Нам необязательно кончать так, как Саул, опускаясь до безумия и страха. Нам также необязательно «отходить в тень» при жизни, проводя наши дни в тихом позоре, пока Господь не заберёт нас к Себе домой. Наоборот, пророк Иоиль уверяет нас, что Бог тут же делает шаг навстречу нам, когда мы обращаемся к Нему: «раздирайте сердца ваши... и обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии» (Иоиль 2:13).

Что поразительно: Бог даёт нам при этом такое невероятное обетование: «и воздам вам за те годы, которые пожирали саранча... И до сытости будете есть и насыщаться и славить имя Господа Бога вашего, Который дивное соделал с вами, и не посрамится народ Мой во веки» (2:25-26). Господь обещает нам вернуть всё утраченное.

Вы должны учесть то, что в то время, когда это пророчество было произнесено, Бог уже произнёс Свой суд над Израилем. Но народ покаялся, и Бог сказал: «а теперь Я соделаю удивительное для вас: Я верну вам всё, что дьявол украл у вас».

Возлюбленные, Божья милость даёт возможность даже самому отъявленному грешнику сказать: «я не наркоман. Я не алкоголик. Я не прелюбодей; я – дитя живого Бога, со всеми правами неба в моей душе. Я уже больше не живу под осуждением, так как моё прошлое безвозвратно ушло в прошлое. И мне не нужно платить за свои прошлые грехи, так как Иисус уже уплатил цену за меня. Более того, Он сказал, что вернёт мне всё утраченное ранее».

Вот что на самом деле произошло с Давидом: он прислушался к Слову Божьему от Нафана, покаялся и проявил послушание, и как результат, он провёл остаток своей жизни, постоянно возрастая в познании Бога. Господь принёс глубокий покой в жизнь Давида. И со временем все его враги были вынуждены замолчать.

И всё-таки самым ярким доказательством Божьего восстановления в жизни Давида является его собственное свидетельство. Вот прочтите, что писал Давид на закате своей жизни:

· «Господь - твердыня моя и крепость моя и избавитель мой. Бог мой - скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего, ограждение моё и убежище моё; Спаситель мой» (2 Царств 22:2-3). Это не похоже на свидетельство того, жизнь которого угасла «в тени».

· «Он услышал из чертога Своего голос мой… и взял меня, и извлёк меня из вод многих… и вывел меня на пространное место, избавил меня, ибо Он благоволит ко мне» (22:7, 17, 20). Мы только что рассмотрели всё, что сделал Давид, чтобы Бог не благоволил к нему. Но даже после всего этого Давид мог сказать: «Господь благоволит ко мне».

И вот почему Давид всегда будет известен как «человек по сердцу Господа»: потому, что он быстро и по-настоящему покаялся в своих грехах. В Притчах говорится:

· «кто соблюдает наставление, будет в чести» (Прит. 13:18). Бог почтит тебя, если ты будешь любить и соблюдать Божье наставление.

· «презрели все обличения мои; за то и будут они вкушать от плодов путей своих... Потому что упорство невежд убьёт их» (1:30-32). Если вы будете глухи к Божьему обличению, оно в конце концов погубит вас.

· «назидательные поучения - путь к жизни» (6:23). Проще говоря, Божье обличающее Слово приносит жизнь.

Дорогой святой, вот в чём смысл «жёсткого проповедования»: если Слово проповедуется жёстко, но сквозь слезы, это будет на самом деле «проповедью благодати». Если Божье Слово вас испытывает, т.е. если Его Дух не даёт вам сидеть спокойно в вашем грехе, тогда вам явлена милость. Это есть действие глубокой любви к вам Бога, добивающейся того, чтобы перевести вас из смерти в жизнь.

Хотите ли вы ответить Ему так, как ответил Давид? Если да, тогда вы познаете, что такое истинное восстановление и примирение. И Бог восстановит всё, что похитил враг. Аллилуйя!

David-Wilkerson.org